Отчуждение доли учредителем (участником) ООО в процедурах несостоятельности (банкротства)

(Шишмарева Т. П.) («Законы России: опыт, анализ, практика», 2010, N 6) Текст документа

Отчуждение доли учредителем (участником) ООО в процедурах несостоятельности (банкротства)

Т. П. ШИШМАРЕВА

Шишмарева Татьяна Петровна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права Юридического института Сибирского федерального университета.

В статье изложены проблемы отчуждения доли в уставном капитале ООО, осуществляемые в процедурах несостоятельности (банкротства). Особое внимание уделено разделению обязательственной и распорядительной сделок, а также форме сделки. Анализируется судебная практика.

Ключевые слова: доля в уставном капитале; процедура несостоятельности; распорядительная сделка; форма сделки; судебная практика.

Share of stock transfer within insolvency proceedings in limited liability company

Shishmareva Tatyana Petrovna, candidate of science (law), professor, an associate professor of Civil law chair of Siberian federal university.

The article covers the share of stock transfer problems in LLC (limited liability company) within insolvency proceedings with particular focus on obligations and regulatory transactions as well as on the transaction form of share of stock transfer. Besides, the judicial practice is analyzed.

Key words: share of stock; insolvency proceedings; regulatory transaction; form of transaction; judicial practice.

Состав участников юридического лица не оказывает какого-либо влияния на возможность участия корпорации в гражданском обороте. Введение процедур несостоятельности (банкротства) не влияет на возможность отчуждения доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Интерес в отчуждении доли учредитель (участник) общества в связи с его несостоятельностью приобретает потому, что он может участвовать в санации неплатежеспособного общества, если об этом будет принято решение общим собранием учредителей (участников) при введении процедуры финансового оздоровления посредством предоставления обеспечения исполнения должником обязательств или погашения задолженности по обязательным платежам, а также на стадии внешнего управления и конкурсного производства посредством исполнения обязательств должника или погашения задолженности по обязательным платежам (ст. 71.1, п. 2 ст. 77, ст. 85.1, ст. 112.1, ст. 113, ст. 125, ст. 129.1 ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» <1>), если расходы учредителя способны привести к признанию несостоятельным самого учредителя. ——————————— <1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Причины отчуждения доли могут быть связаны и с неспособностью должника, находящегося в состоянии финансового кризиса, распределять прибыль между учредителями. В предвидении несостоятельности (банкротства) ООО учредители (участники) совершают сделки, направленные на исключение имущества из состава будущей конкурсной массы. Подобные сделки рассматриваются как недействительные по общим основаниям, предусмотренным ГК РФ, и по специальным основаниям ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Так, сделка по отчуждению доли, проданной по номинальной стоимости и в рассрочку на 20 лет, в предвидении несостоятельности (банкротства) оценена арбитражным судом как злоупотребление правом учредителя (участника) и признана недействительной согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ <2>. ——————————— <2> См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 5 октября 2009 г. N Ф09-6586/09-С4 по делу N А07-19724/2008-Г-СИЗ. Определением ВАС РФ от 30 ноября 2009 г. N ВАС-15144/09 отказано в передаче в Президиум ВАС РФ в порядке надзора // СПС «КонсультантПлюс».

Учредитель (участник) вправе выйти из общества посредством отчуждения своей доли обществу, если уставом общества предусмотрена такая возможность (абз. 6 п. 1 ст. 8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Ограничением выхода из состава учредителей является существование ООО в качестве компании одного лица или наличие единственного участника, оставшегося после выхода остальных участников. При введении процедуры наблюдения в связи с неплатежеспособностью ООО запрещено удовлетворение требований учредителей (участников) о выделе доли, выкупе или выплате действительной стоимости доли (абз. 5 п. 1 ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Учредители (участники) с их требованиями к ООО о выплате действительной стоимости доли не включаются в число конкурсных кредиторов, так как они по прямому указанию законодателя исключены из их числа (абз. 8 ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Требования участников подлежат удовлетворению, на наш взгляд, в числе требований после очередных кредиторов. Переход доли или части доли в уставном капитале общества возможен по смыслу п. 1 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» на основании сделки по отчуждению доли, в порядке правопреемства или на ином законном основании. В ст. 93 ГК РФ, п. 2 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» среди возможных сделок с долями названа сделка купли-продажи и иные сделки по отчуждению доли. Необходимо определить тип сделки, регулируемой ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Прежде всего рассмотрим предмет договора купли-продажи. Согласно п. п. 1, 4 ст. 454 ГК РФ предметом купли-продажи могут быть вещи и имущественные права. Обращаясь к правовой природе доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью как объекту гражданских прав, можно сделать вывод о том, что в право на долю входят не только имущественные права, но и комплекс неимущественных прав: право на участие в управлении делами общества, право получать информацию и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией (п. 1 ст. 8 Закона). В теории гражданского права природа доли в уставном капитале ООО вызывает дискуссии <3>. ——————————— <3> См. об этом: Новоселова Л. А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Объекты гражданских прав: Сб. статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2007.

В теории гражданского права утвердилось понятие «корпоративные права», именно оно должно быть использовано в данном случае. В Концепции развития гражданского законодательства РФ предусмотрено внесение изменений в ст. 48 ГК РФ, в которой права учредителей (участников) ООО отнесены к числу обязательственных прав. Права участников хозяйственных обществ предлагается характеризовать в качестве корпоративных прав, включающих как собственно «права участия», так и обязательственные права <4>. ——————————— <4> Концепция развития гражданского законодательства в Российской Федерации // www. lawpriv. ru.

Такова и логика развития законодательства. Так, Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ АПК РФ дополнен гл. 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам». В ст. 225.1 АПК РФ споры, связанные с участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, в том числе споры, связанные с принадлежностью доли в уставном капитале хозяйственных обществ, отнесены законодателем к корпоративным спорам. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при разрешении споров о принадлежности доли в уставном капитале ООО применяет такой способ защиты нарушенного права, как восстановление права корпоративного контроля над обществом и осуществление права участника общества, ссылаясь на ст. 12 ГК РФ, в которой указан способ защиты нарушенного права — восстановление положения, существовавшего до нарушения права. В области корпоративных отношений, по мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, реализация данного способа может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале ООО <5>. При этом Президиум не использует такой способ защиты, как признание договора купли-продажи доли недействительным <6>. ——————————— <5> Постановление Президиума ВАС РФ от 10 июня 2008 г. N 5539/08 // СПС «КонсультантПлюс». <6> Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. 1176/08 // СПС «КонсультантПлюс».

В модель договора купли-продажи не укладывается передача неимущественных прав. К тому же к приобретателю доли переходят не только права, но и обязанности обладателя доли. Обязанности также не входят в предмет договора купли-продажи. По крайней мере в этом правоотношении имеют место цессия и перевод долга. Между тем в доктрине и судебной практике, по существу, сложился вещный взгляд на долю и ее отчуждение как объект вещного права. Так, при разрешении споров о недействительности сделки по отчуждению доли арбитражные суды ссылаются на ст. 209 ГК РФ, признавая, что отчуждатель распоряжается не принадлежащей ему долей, устанавливают принадлежность доли на праве собственности <7>. ——————————— <7> Постановление ФАС Московского округа от 26 июня 2008 г. N КГ-А40/5386-08 по делу N А4017073/03-65-118 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5 июня 2008 г. по делу N А56-23691/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

Доля не может быть объектом права собственности, поскольку здесь не существует вещных правоотношений. Реализацию доли как имущественного права, к которой применяются общие положения о купле-продаже, рассматривает Управление Федеральной налоговой службы по г. Москве <8>. ——————————— <8> Письмо ФНС по г. Москве от 25 января 2008 г. N 20-12/005969 // СПС «КонсультантПлюс».

В ряде случаев не представляется возможным применить и договор дарения, когда действуют ограничения по применению сделки дарения в отношениях между коммерческими организациями (ст. 575 ГК РФ). На наш взгляд, сделку отчуждения доли следует квалифицировать как непоименованный ГК РФ договор, предусматривающий отчуждение корпоративных прав и принадлежащих участнику общества обязанностей, либо как смешанный договор по уступке прав и передаче долга. Как известно, цессию рассматривают как самостоятельный договор или в зависимости от возмездности сделки как куплю-продажу или дарение. Особенностью ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в действующей редакции являются также разделение и абстрагирование двух сделок. Судя по содержанию абз. 2 п. 11 ст. 21 ФЗ, законодатель различает обязательственную сделку и отчуждение доли как самостоятельную сделку. Аналогичный подход встречаем и в НК РФ. В ст. 333.25 НК РФ совершенно недвусмысленно названы сделки, устанавливающие обязательство по отчуждению доли или части в уставном капитале ООО, а также сделки, направленные на отчуждение доли. Указанное разграничение обязательственной сделки и сделки по отчуждению доли по своей юридической конструкции похоже на Verpflichtungsgeschaft (обязательственная сделка) и Verfugungsgeschaft (распорядительная сделка) в гражданском праве ФРГ. В BGB закреплен принцип абстракции (Abstraktionsprinzip) и принцип разделения каузальной обязательственной сделки и абстрактной сделки по исполнению каузальной сделки (Trennungsprinzip) <9>. Принцип абстракции и принцип разделения является догматической особенностью немецкого права. Идею разделения обязательственной и вещной сделок высказывал первоначально Ф. фон Савиньи, а затем она получила свое законодательное воплощение в BGB. Распорядительная сделка всегда носит абстрактный характер и имеет силу независимо от обязательственной сделки. Как правило, разделение и абстрагирование сделок применяются для сделок, совершаемых в отношении объектов вещных прав. ——————————— <9> Brox H. Allgemeiner Teil des BGB. 21 neubearb. Auflage. Koln; Berlin; Bonn; Munchen: Carl Heymanns Verlag KG, 1998. S. 62 — 63, 133.

Указанная конструкция применяется также и в случае продажи (реализации) доли участником GmbH (ООО) <10>. При этом передача прав регулируется § 413 BGB <11>, расположенным в разделе об уступке требований, в котором предусмотрена передача иных прав. ——————————— <10> Roht Cunter H. Handels — und Gesellschaftsrecht. Das Recht des kaufmannischen Unternehmens. 5. Auflage. Munchen: Verlag Franz Vahlen, 1998. S. 212. <11> Там же. С. 212.

В российском праве, как и в иных правопорядках, закреплен принцип единства обязательственной и распорядительной сделки. В ГК РФ принцип абстракции и разделения не отражен (за исключением ст. 223 ГК РФ). В отличие от BGB в нем не содержатся нормы, регулирующие защиту прав добросовестного приобретателя при недействительности каузальной сделки. Поэтому введение немецкой модели требует осмысления, так как оно не имеет соответствующей законодательной базы, что может привести к значительным трудностям при разрешении споров в судебной практике в случае ее применения. Действующий ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» устанавливает с 1 июля 2009 г. обязательную нотариальную форму сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале, вместо простой письменной формы (п. 11 ст. 21). Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность (ничтожность). Аналогичная норма содержится в законодательстве ФРГ (§ 15. S. 4, 5 GmbHG <12>). ——————————— <12> Gesetz betreffend die Gesellschaft mit beschrankter Haftung in der Fassung der Bekanntmachung vom 20 Mai // RGBL. S. 369, 846.

Нотариального удостоверения сделки не требуется, если доля переходит к обществу, а затем доля общества распределяется между участниками общества или предлагается для отчуждения всем или некоторым участникам общества, а также третьим лицам, отчуждается участникам общества в случае осуществления ими права преимущественной покупки. Сделки между участниками общества, когда нет права преимущественной покупки, требуют нотариальной формы, например безвозмездное отчуждение доли. Представляется, что право преимущественной покупки доли может быть реализовано и в случае отчуждения доли, если участник ООО признан решением суда несостоятельным (банкротом). Рассмотрим это подробнее. В этом случае подлежат применению не нормы ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» об обращении взыскания на долю по долгам его участника, а нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», регулирующие порядок отчуждения имущества в процедуре конкурсного производства. Согласно ст. 139 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» продажа имущества должника производится в определенном порядке: на торгах (аукцион или конкурс) посредством публичного предложения, в ином порядке, если стоимость имущества составляет менее 100 тыс. руб. В арбитражной практике использование права преимущественной покупки в конкурсном производстве оценивалось судами неоднозначно <13>. ——————————— <13> См., например: Постановление ФАС Уральского округа от 23 июня 2005 г. N Ф09-1856/05-С5 по делу N А47-6720/04 // СПС «КонсультантПлюс».

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал, что положения Закона «О несостоятельности (банкротстве)», регулирующие продажу имущества должника в конкурсном производстве, не исключают применение норм Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», предусматривающих защиту права участника общества при отчуждении доли третьему лицу в той мере, в какой эти нормы не вступают в противоречие с целями и задачами конкурсного производства. Соблюдение указанных требований не приводит к невозможности реализации имущества должника в процессе банкротства, а обеспечивает интерес других участников общества в сохранении состава его участников <14>. ——————————— <14> Постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2006 г. N 15578/05 по делу N А66-7946/2004 // СПС «КонсультантПлюс».

Сделки с долями в уставном капитале ООО должны совершаться с учетом требований гражданского и семейного законодательства. ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» вводит запрет на возможность отчуждения неоплаченной доли (п. 3 ст. 21). Неоплаченная доля или часть доли участника не может войти в состав конкурсной массы при признании его несостоятельным (банкротом), так как она переходит к обществу в соответствии с абз. 3 п. 3 ст. 15 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Доли в уставном капитале ООО, принадлежащие несовершеннолетним или недееспособным гражданам, подлежат отчуждению с согласия органов опеки и попечительства (ст. 37 ГК РФ). В действующем ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержатся правила признания несостоятельными физических лиц, однако они не подлежат применению до внесения изменений в ГК РФ. Потребительский конкурс, потребность в котором давно назрела, будет введен в законодательство. В этом случае возникнет проблема возможности введения процедур несостоятельности (банкротства) над имуществом недееспособных и несовершеннолетних субъектов. Указанная проблема не стала предметом современных научных исследований, хотя в дореволюционной литературе к ней обращались. Поскольку конкурс вводится над имуществом лица, то объем его дееспособности не имеет существенного значения для процедур несостоятельности (банкротства). Поэтому отчуждение доли в этом случае будет производиться без согласия органов опеки и попечительства, а по правилам, установленным в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Определенные особенности возникают и в связи с принадлежностью доли супругам. В частности, необходимо учитывать, что доли, приобретенные в период брака, включаются в состав общего совместного имущества супругов (ст. 34 СК РФ), если не заключен брачный договор. При отчуждении доли в процедурах несостоятельности (банкротства) необходимо выделить часть доли, которая не может быть отчуждена, если один из супругов не отвечает по обязательствам другого. Федеральная нотариальная палата в своих рекомендациях разграничивает имущественные права и обязательственные, корпоративные права. Исходя из правовой природы корпоративной составляющей, в праве на долю нотариусам даны рекомендации о возможности осуществления этой части прав непосредственно участником общества. ФНП ссылается при этом на сложившуюся арбитражную практику <15>. ——————————— <15> Рекомендации по применению отдельных положений Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»: подготовлены Федеральной нотариальной палатой // Нотариальный вестник. 2009. N 12.

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. изменен момент перехода права на долю, который зависит от формы сделки отчуждения доли. Согласно п. 12 ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» для сделок отчуждения доли, требующих нотариального удостоверения, таким моментом признан момент нотариального удостоверения сделки. Если сделка не подлежит нотариальному удостоверению, то момент иной — внесение в Единый государственный реестр юридических лиц изменений на основании учредительных документов. Таким образом, отчуждение доли в уставном капитале ООО в процедурах несостоятельности (банкротства) или до их начала обладает определенной спецификой, связанной с тем, что сделки включаются в сферу правового регулирования ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Закон содержит ряд специальных норм, исключающих применение ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Библиографический список

1. Новоселова Л. А. Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Объекты гражданских прав: Сб. статей / Отв. ред. М. А. Рожкова. М.: Статут, 2007. 2. Brox H. Allgemeiner Teil des BGB. 21 neubearb. Auflage. Koln; Berlin; Bonn; Munchen: Carl Heymanns Verlag KG, 1998. 3. Roht Ounter H. Handels — und Gesellschaftsrecht. Das Recht des kaufmannischen Unternehmens. 5. Auflage. Munchen: Verlag Franz Vahlen, 1998.