Страхование ответственности арбитражного управляющего

(Шишмарева Т. П.) («Цивилист», 2010, N 2) Текст документа

Страхование ответственности арбитражного управляющего

Т. П. ШИШМАРЕВА

Шишмарева Т. П., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права Юридического института Сибирского федерального университета.

Обязательным условием членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» <1> называет страхование ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о несостоятельности (банкротстве), а также иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей (п. 3 ст. 20). До утверждения судом в качестве арбитражного управляющего им должен быть заключен договор страхования ответственности на срок не менее года со страховой суммой в три миллиона рублей в год. После своего утверждения внешний и конкурсный управляющие должны дополнительно застраховать свою ответственность в течение 10 дней, исчисляемых с даты его утверждения арбитражным судом, если балансовая стоимость активов должника превышает сто миллионов рублей (абз. 2 п. 2 ст. 24.1 Закона). ——————————— <1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Договор страхования ответственности арбитражных управляющих, на наш взгляд, следует отнести к договору страхования ответственности за причинение вреда, поскольку при определении правового статуса арбитражного управляющего не выявлено договорного отношения между ним и должником или иными субъектами, к договору следует применять положения ст. 931 ГК РФ. Договор страхования ответственности арбитражных управляющих относится по форме к числу договоров обязательного страхования. Субъектами страхового правоотношения при страховании ответственности арбитражного управляющего являются: страховщик, страхователь, застрахованное лицо и выгодоприобретатель. При этом из закона следует, что заключение договора страхования возможно лишь со страховщиками, созданными в форме коммерческих организаций, аккредитованными саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих. Исключается страхование в обществах взаимного страхования как некоммерческих организациях, так как они вправе осуществлять обязательное страхование, если оно предусмотрено федеральным Законом о конкретном виде обязательного страхования <2>. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» таких положений не содержит. ——————————— <2> ФЗ от 29 ноября 2007 г. N 286-ФЗ «О взаимном страховании» // СЗ РФ. 2007. N 49. Ст. 6047.

Правовое положение арбитражного управляющего в договоре страхования ответственности может быть различным. Он обязан застраховать риск своей ответственности, а сделать это он вправе как в качестве страхователя, заключив договор страхования, так и может выступить в страховом правоотношении в качестве застрахованного лица (п. 1 ст. 931 ГК РФ). В таком случае страхователем может быть иное лицо, в ГК РФ и в Законе «О несостоятельности (банкротстве)» не содержится каких-либо ограничений в отношении страхователя. Арбитражный управляющий как застрахованное лицо должен быть поименован в договоре, в противном случае страхуется риск ответственности страхователя (п. 2 ст. 931 ГК РФ). В том случае, если арбитражный управляющий занимает правовое положение застрахованного лица, он должен проявлять заботу о наличии договора страхования своей ответственности, так как для него всегда будет существовать угроза его замены страхователем, поскольку законом не предусмотрено получение его согласия на замену, страхователю достаточно для замены застрахованного лица письменно уведомить об этом страховщика. Такая замена может состояться в любое время до наступления страхового случая. Следует признать, что в тех случаях, когда арбитражный управляющий не осуществляет своих полномочий, а является только членом СРО, он не имеет застрахованного интереса до тех пор, пока не будет утвержден судом в качестве арбитражного управляющего. Договор страхования профессиональной ответственности необходимо квалифицировать как договор в пользу третьего лица — выгодоприобретателя, в качестве которого всегда выступает потерпевший, даже если договор заключен в пользу страхователя или арбитражного управляющего, ответственного за причинение вреда в тех случаях, когда он не выступает страхователем в правоотношении (п. 3 ст. 931 ГК РФ). По мнению авторов комментария к части второй ГК РФ, «…выгодоприобретателем по договору страхования ответственности всегда является потерпевшее лицо, независимо от воли сторон договора, и требование о выплате всегда должен предъявлять страховщику потерпевший (п. 1 ст. 430 ГК РФ)» <3>. ——————————— <3> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2003. С. 669.

О правовом положении выгодоприобретателя высказываются и иные мнения. М. И. Брагинский выделял два договора страхования деликтной ответственности — договор страхования риска ответственности за причинение вреда и договор страхования ответственности за причинение вреда. При этом по первому договору, когда страхуется риск ответственности не страхователя, а застрахованного лица, по мнению М. И. Брагинского, застрахованное лицо и выгодоприобретатель совпадают в одном лице, а потерпевший не участвует в страховом правоотношении, не имеет права требования выплаты страхового возмещения к страховщику. Только по второй модели потерпевший является выгодоприобретателем <4>. ——————————— <4> См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и об оказании услуг. Книга 3. Издание испр. и доп. М.: Статут, 2002. С. 620 — 621.

Представляется, что выгодоприобретателем во всех случаях будет выступать именно потерпевший, а не застрахованное лицо, так как законодатель не допускает иного (п. 3 ст. 931 ГК РФ). При страховании деликтной ответственности допускается, что выгодоприобретатель не поименован в договоре страхования. В связи с этим к арбитражному управляющему не предъявляется требование о страховании его ответственности в отношении определенного должника <5>. ——————————— <5> См. об этом подробнее: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 мая 2007 г. N А 66-3060/2006 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако при страховании профессиональной ответственности арбитражных управляющих круг выгодоприобретателей конкретизирован Законом «О несостоятельности (банкротстве)». Выгодоприобретателями по договору страхования деликтной ответственности являются лица, участвующие в деле о банкротстве: должник, конкурсные кредиторы, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных законом; лица, предоставившие обеспечение для проведения финансового оздоровления, которым действиями (бездействием) арбитражного управляющего причинен вред. Правами лиц, участвующих в деле о банкротстве, обладают также лица, привлеченные к ответственности согласно ст. 10 Закона «О несостоятельности (банкротстве)», а также учредители (участники) в ходе конкурсного производства. В п. 1 ст. 24.1 Закона в числе выгодоприобретателей указаны и иные лица, которым арбитражный управляющий может причинить вред в процедурах несостоятельности (банкротства). Правила о замене выгодоприобретателя, установленные ст. 956 ГК РФ, не применяются для случаев страхования профессиональной деликтной ответственности <6>. ——————————— <6> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С. А. Степанова. М.: Проспект; Институт частного права, 2009. С. 864.

Правом непосредственного обращения к страховщику выгодоприобретатель обладает, если страхование является обязательным и если возможность прямого требования выгодоприобретателя к страховщику причинителя вреда предусмотрена законом или договором <7>. Тем не менее следует признать право потерпевшего обратиться и непосредственно к причинителю вреда, так как законодатель в п. 3 и п. 4 ст. 931 ГК РФ закрепил право, а не обязанность обращаться с требованием о возмещении вреда к страховщику, застраховавшему ответственность за причинение вреда <8>. ——————————— <7> См.: Определение ВАС РФ от 8 февраля 2008 г. N 425/08 по делу N А40-4347/07-69-44 // СПС «КонсультантПлюс». <8> Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. N 91-О-О // СПС «КонсультантПлюс»; информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1; Постановление ФАС Центрального округа от 28 мая 2008 г. N Ф10-2160/08 по делу N А62-3534/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

Если вред в полном объеме возместил арбитражный управляющий, то он вправе предъявить к страховщику кондикционный иск, поскольку у страховщика усматривается неосновательное обогащение. Существенные условия договора имущественного страхования, разновидностью которого является и договор страхования ответственности арбитражных управляющих, определены п. 1 ст. 942 ГК РФ. Между страховщиком и страхователем должно быть достигнуто соглашение: 1) об имущественном интересе, являющемся объектом страхования; 2) о страховом случае; 3) о размере страховой суммы; 4) о сроке действия договора. Объектами страхования в данном случае выступают имущественные интересы арбитражного управляющего — риск гражданской ответственности за вред, причиненный им вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей арбитражного управляющего должнику, кредиторам или иным лицам. При страховании ответственности выделяют два объекта страховой защиты: имущественный интерес делинквента и потерпевшего <9>. В теории страхового права общепризнанным является положение о правомерности имущественного интереса <10>. По мнению Н. С. Ковалевской, при страховании ответственности страховой интерес причинителя вреда есть интерес противоправный <11>. На наш взгляд, вряд ли оправданно рассматривать юридическую ответственность как противоправный акт. Противоправное поведение является условием гражданско-правовой ответственности (как и правомерное поведение в некоторых случаях), юридическая ответственность не может быть противоправной по своей природе. Страховой интерес делинквента выражается в сокращении расходов арбитражного управляющего по возмещению ущерба, причиненного им вследствие ошибок, просчетов и упущений в его профессиональной деятельности. ——————————— <9> См.: Ковалевская Н. С. Страховой интерес как материальный объект страхового обязательства: теория, законодательство и правоприменительная практика // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. Вып. 5: Сб. науч. ст. / Под общ. ред. В. Ф. Попондопуло и О. Ю. Скворцова. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 262 — 263. <10> См.: Серебровский В. И. Страхование // Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. С. 504. <11> См.: Ковалевская Н. С. Указ. соч. С. 262.

При страховании ответственности арбитражного управляющего исключается страхование на случай причинения вреда вследствие умысла арбитражного управляющего, поскольку страхование риска умышленного причинения вреда арбитражным управляющим противоречит ст. 963 ГК РФ. Страховым случаем — событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, по Закону «О несостоятельности (банкротстве)» является факт привлечения арбитражного управляющего к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков выгодоприобретателям <12>. Необходимо отметить, что Закон исключает страхование ответственности в форме компенсации морального вреда (абз. 3 п. 6 ст. 24.1 Закона). ——————————— <12> По мнению М. И. Брагинского, при страховании риска ответственности страховой случай — возложение ответственности; при страховании ответственности — причинение вреда (см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 620 — 621). По мнению В. В. Курганова, «…существенным является установление факта и обстоятельств возникновения имущественной ответственности за причинение вреда третьим лицам, а также размера нанесенного им ущерба.» (см.: Страхование от А до Я / Под ред. Л. И. Корчевской, К. Е. Турбиной. М.: Инфра-М, 1996. С. 499 — 500). По мнению Ю. Б. Фогельсона, страховой случай при страховании ответственности включает: возникновение опасности, причинение вреда, причинно-следственную связь (см.: Фогельсон Ю. Б. Комментарий к страховому законодательству. М.: Юристъ, 2002. С. 55 — 56). По мнению А. П. Лебединова, страховой случай при страховании профессиональной ответственности необходимо дополнить фактом признания ответственности страхователя и его обязанности возместить причиненный ущерб (см.: Лебединов А. П. К вопросу о моменте наступления страхового случая при страховании ответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2007. N 1. С. 77). По мнению Е. Е. Владыка, страховым случаем при страховании ответственности арбитражного управляющего является «…причинение вреда лицам, участвующим в деле о банкротстве» (см.: Владыка Е. Е. Договор страхования ответственности арбитражного управляющего // Юрист. 2004. N 11).

В отличие от иных договоров страхования особенность страхового случая выражается в том, что «…при страховании профессиональной ответственности наступление страхового случая зависит не от внешних факторов (стихии, природных явлений, действий третьих лиц), а от квалификации лица, осуществляющего определенную профессиональную деятельность» <13>. ——————————— <13> Страхование от А до Я. С. 500.

Привлечение арбитражного управляющего к ответственности возможно лишь при наличии основания и условий ответственности. Основанием деликтной ответственности является причинение вреда. Условия деликтной ответственности арбитражного управляющего названы в ст. 1064 ГК РФ (генеральный деликт): совершение арбитражным управляющим неправомерных действий или бездействий, которые привели к причинению вреда, вина, причинная связь между действиями (бездействиями) арбитражного управляющего и вредом. Особенностью страхового случая при страховании ответственности арбитражного управляющего является то, что страховой случай устанавливается решением суда (п. 7 ст. 24.1 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»), в котором определяются основания, условия и размер ответственности, не используется внесудебная процедура, как в иных случаях страхования профессиональной ответственности. В арбитражной практике не признают страховой случай наступившим, если ответственность арбитражного управляющего не установлена вступившим в законную силу судебным актом <14>. Приговор суда, которым арбитражный управляющий привлечен к уголовной ответственности при отсутствии гражданского иска в уголовном процессе, также не подтверждает страхового случая. При этом определения арбитражного суда о завершении процедур несостоятельности (банкротства) не относят к судебным актам, устанавливающим ответственность арбитражного управляющего <15>. Однако в Типовых правилах страхования ответственности арбитражных управляющих в числе судебных актов, которым может быть возложена ответственность на арбитражного управляющего, указано определение об утверждении мирового соглашения <16>, что не представляется верным. ——————————— <14> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 9 июля 2009 г. N 4/09 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2009 г. по делу N А39-1202/2008-63/6 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 1 апреля 2008 г. N Ф08-1519/08 по делу N А53-6713/2007-С3-9 // СПС «КонсультантПлюс»; Постановление ФАС Московского округа от 30 ноября 2007 г. N КГ-А40/12285-07 по делу N А40-6199/07-40-62. <15> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 февраля 2009 г. по делу N А39-1202/2008-63/6 // СПС «КонсультантПлюс». <16> См.: пункт 4.2.2 Типовых (стандартных) правил страхования ответственности арбитражных управляющих, утв. Всероссийским союзом страховщиков 1 августа 2003 г. // www. lawlinks. ru.

Следует отметить, что в страховом праве известны случаи так называемого страхования на прошлое время, которые применяются, по мнению В. И. Серебровского, и при страховании гражданской ответственности <17>. Главное при страховании ответственности, чтобы в пределах срока действия договора страхования произошло событие, которое является основанием ответственности арбитражного управляющего. Возложение ответственности на основании судебного решения возможно и вне пределов действия договора. ——————————— <17> См. об этом подробнее: Серебровский В. И. Указ. соч. С. 500.

Чаще в страховой практике страховое возмещение выплачивается, когда имущественный вред причиняется кредиторам неплатежеспособного или несостоятельного должника в связи с неудовлетворением их требований. Сложность вызывает и определение момента наступления страхового случая, поскольку арбитражный управляющий может совершать неправомерные действия (бездействия), ошибки, упущения в любой период своей деятельности, результат которых обнаруживается по истечении определенного времени. Существенное значение при этом имеют момент причинения вреда арбитражным управляющим, момент привлечения его к ответственности, срок договора страхования. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» уточняет и существенное условие договора страхования ответственности арбитражных управляющих о минимальном размере страховой суммы. Размер страховой суммы при дополнительном страховании зависит от балансовой стоимости активов должника, определяемых по состоянию на последнюю отчетную дату, которая предшествует дате введения той процедуры несостоятельности (банкротства), в которой был назначен в качестве арбитражного управляющего страховой интерессент. Срок действия договора страхования также установлен Законом «О несостоятельности (банкротстве)», он не может быть менее одного года. По истечении годичного срока арбитражному управляющему вменяется в обязанность продлить действие договора страхования на тот же срок. При страховании профессиональной ответственности не применяется суброгация, поскольку само страхование становилось бы бессмысленным. Однако Закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает применение регрессного требования, если убытки были причинены умышленными действиями или бездействием арбитражного управляющего (регрессата), а также в случае незаконного получения им любой имущественной выгоды (п. 9 ст. 24.1 Закона). Необходимо отметить, что в страховом праве соотношение понятий «суброгация» и «регресс» оценивается неоднозначно <18>. Указанные понятия по своему содержанию не совпадают. Отметим, что суброгация применяется в том случае, если вред причинен третьим лицом, обязанным возместить его страхователю, который передает право требования к страховщику в пределах выплаченного страхового возмещения. Регрессное обязательство возникает между регредиентом и регрессатом как производное от основного обязательства, регредиент должен быть должником основного обязательства, исполнившим его вместо третьего лица либо по вине третьего лица <19>. «Не всякий должник может переложить свой долг или его часть на третье лицо. Это допустимо лишь тогда, когда исполнителем (должником) по основному обязательству должно было бы стать такое третье лицо, но в силу закона или договора им стал должник» <20>. Для страховщика, являющегося должником страхового обязательства, недопустимым является переложение своего долга в рамках этого обязательства на его кредитора — арбитражного управляющего, что и имеет место в анализируемом случае. ——————————— <18> Обзор точек зрения см.: Чебунин А. В. Актуальные гражданско-правовые проблемы страхования: Учебное пособие. Иркутск: ЮИ ИГУ, 2002. С. 166 — 167. <19> См.: Иоффе О. С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 75. <20> Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право: Учебник. Т. 3 / Под ред. Е. А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 36.

Представляется, что нормы Закона «О несостоятельности (банкротстве)» в этой части не соответствуют основным принципам страхования и подлежат изменению. Закон запрещает уступку права требования в регрессных обязательствах (абз. 2 п. 1 ст. 382 ГК РФ). Представляется, что и регресс при страховании ответственности арбитражного управляющего не подлежит применению. Наряду с договором страхования риска ответственности арбитражного управляющего, такую же функцию выполняет и компенсационный фонд саморегулируемой организации арбитражных управляющих. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» (абз. 4 п. 2 ст. 21) и Закон «О саморегулируемых организациях» (п. 1 ст. 13) предусматривают два способа обеспечения имущественной ответственности членов саморегулируемой организации арбитражных управляющих — создание системы личного и (или) коллективного страхования и формирование компенсационного фонда. Толкование указанных статей законов позволяет сделать вывод о том, что саморегулируемой организацией может быть избран один из двух способов. Между тем страхование ответственности арбитражных управляющих является необходимым условием для его назначения. Поэтому в силу обязательности страхования ответственности арбитражного управляющего выбора нет, обязательными являются обе формы. Средства компенсационного фонда формируются за счет денежных взносов арбитражных управляющих, а также за счет доходов, полученных от инвестирования средств компенсационного фонда. Средства фонда предназначены исключительно для возмещения убытков, причиненных арбитражным управляющим лицам, если недостаточно страхового возмещения и при отказе арбитражного управляющего удовлетворить требование таких лиц или его молчании в течение 30-дневного срока с момента предъявления требования (п. 3 ст. 25.1 Закона) <21>. ——————————— <21> Временное положение о размещении и расходовании средств компенсационных фондов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, утв. Постановлением Правительства РФ от 9 июля 2004 г. N 344 // СЗ РФ. 2004. N 29. Ст. 3051.

Выплаты возмещения убытков, причиненных арбитражным управляющим, производятся за счет средств фонда при наличии вступившего в силу решения суда о привлечении арбитражного управляющего к ответственности. Таким образом, возмещение вреда, причиненного арбитражным управляющим, производится при наступлении страхового случая посредством выплаты страхового возмещения, а также за счет средств компенсационного фонда.

Пристатейный библиографический список

1. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и об оказании услуг. Книга 3. Издание испр. и доп. М.: Статут, 2002. 2. Владыка Е. Е. Договор страхования ответственности арбитражного управляющего // Юрист. 2004. N 11. 3. Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право: Учебник. Т. 3 / Под ред. Е. А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. 4. Иоффе О. С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. 5. Ковалевская Н. С. Страховой интерес как материальный объект страхового обязательства: теория, законодательство и правоприменительная практика // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. Вып. 5: Сб. науч. ст. / Под общ. ред. В. Ф. Попондопуло и О. Ю. Скворцова. М.: Волтерс Клувер, 2005. 6. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М., 2003. 7. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С. А. Степанова. М.: Проспект; Институт частного права, 2009. 8. Лебединов А. П. К вопросу о моменте наступления страхового случая при страховании ответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2007. N 1. 9. Серебровский В. И. Страхование // Избранные труды. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. 10. Страхование от А до Я / Под ред. Л. И. Корчевской, К. Е. Турбиной. М.: Инфра-М, 1996. 11. Чебунин А. В. Актуальные гражданско-правовые проблемы страхования: Учебное пособие. Иркутск: ЮИ ИГУ, 2002. 12. Фогельсон Ю. Б. Комментарий к страховому законодательству. М.: Юристъ, 2002.